Translate

среда, 21 мая 2014 г.

Книга, в которой Дом.

На прошлой неделе была очередная книга. Она в сущности и не книга. Она Дом. "Дом, в котором..." 

Невероятное творение Мариам Петросян не оставила равнодушной и меня. Я нашла в ней много того, чего порой так не хватает в обыденной повседневности. Мистического, необычного, внутреннего, чего не выпускаешь наружу не от того, что стыдишься, а от того, что знаешь - некому адресовать, не поймут, не откликнуться. 

Восемнадцать лет Мариам Петросян ходила по коридорам Дома. Восемнадцать лет "зрела" книга. Думаю, каждый откроет в ней что-то свое. Кое-что открылось и мне. Я поняла: Дом - это сама Книга, в которой о нём рассказано, а Книга это и есть Дом, в который мы заглядываем сквозь окошечки букв. В этом Доме я и провела всю прошедшую неделю и ещё два дня. Я читала-смотрела и слушала. Я внимала. Я изучала. Я прошла по всем параллельным мирам, призрачным и реальным, рассмотрела все надписи и рисунки на стенах. Я ходила не по тому миру, что населяют жители Дома-Книги - Слепой, Сфинкс, Курильщик, Табаки и остальные - а по одному из параллельных призрачных миров, что доступен только тем, кто влетает в Дом  через буквенные окошки и проживает там "маленькую жизнь". По большому счёту так происходит всякий раз, когда ты погружаешься в очередную книгу, только делаешь это всегда по-разному. В этот раз глубоко и надолго. В этот раз почти навсегда.

Так я ушла, погрузилась, влилась.

Дом - это жизнь тех, кого должно быть жалко (если у тебя имеется душа). Но Книга почему-то показывает всё так, что жалости нет. Её просто не испытываешь, а наоборот как-то глупо и неестественно, пусть немного, но начинаешь завидовать обитателям Дома. Хотя завидовать совершенно нечему. И всё же ты продолжаешь, ведь у них есть Дом. И пусть у них нет другого, что есть у тебя, или вообще ничего нет - всё это не так уж и важно по той простой причине, что у них есть Дом. 

Когда я не читала, то слушала аудиокнигу в прекрасном исполнении Игоря Князева. Он совершенно замечательно оживляет персонажей, наделяя каждого собственным тембром голоса и интонацией. Со временем к этому привыкаешь настолько, что уже не нуждаешься в комментарии после реплики - узнаёшь, кому она принадлежит. 

 

Вышло так, что закончилось всё именно аудиокнигой. Я иду по улице, а в наушниках звучит Дом. Его последние аккорды. Игорь Князев произносит последние слова, последние звуки Дома, а мне навстечу идёт ... Слепой. Не  тот, конечно, но всё же он идёт, глядя в пустоту невидящими чёрными стёклами очков и прокладывая себе путь лёгкой металлической тростью. Конечно, идёт просто слепой парень, но это уже совершенно неважно, ведь для меня это символ пересечения моего мира с одним из призрачных миров Дома. Я это осознаю, и по телу начинают стремительно разливаться мурашки. И так я иду довольно долго, вся в мурашках (они не исчезают), и ничего не вижу ни вокруг, ни перед собой. Иду и больно спотыкаюсь о выпирающий из дорожки камень. Чуть не падаю, еле удерживаясь на ногах и понимаю, ... что вернулась.

 

 

 

2 комментария:

  1. Очень понравились Ваши впечатления, Алина, и поэтому уже почти понравилась книга. Чувствую, что она и для меня.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Не сомневаюсь, Вы её оцените =) Спасибо, Ксения.

      Удалить